RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · 
  • Храм Искусств
  • Некий рассказ
  • Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
     
     Ответ
     Новая тема
     Опрос

    > Некий рассказ, удивительно унылая чушь
       Сообщение № 1. 23.8.2010, 23:59, Klangeddin пишет:
    Klangeddin ( Offline )
    гениальное днище

    *
    Архимаг
    Сообщений: 728
    профиль

    Репутация: 96
    Доброй ночи. Представляю вашему вниманию нижеприведенное творение, кое есмь квинтэссенция всего унылого и удручающего, что сумел скомпилировать и синтезировать недалёкий ум вашего покорного слуги. Понятия не имею, зачем вам это читать. У рассказа даже названия нет, ибо - тут и рассказа, честно говоря, нет.



    Было утро. Михаил сидел в парке на лавочке и листал страницы какой-то философской книжки. Он читал, но не пытался вчитываться, часто отвлекаясь на размышления и глядя по сторонам. Сама по себе философия, как научная система, едва ли интересовала Михаила, но ввернуть в разговор что-нибудь этакое было всегда приятно и, надо признать, весьма тешило самолюбие. Вскоре, однако, от праздных раздумий его отвлекла молодая и довольно симпатичная девушка, шедшая через парк, причём явно в сторону его лавочки. Появилось нехорошее предположение, что незнакомка собирается подсесть к нему. Увы, в итоге так и произошло, и девушка уселась в каком-то метре от Михаила, сложив руки на коленях. Спросить разрешения на то, чтобы прервать его уединение, она конечно позабыла. Он бросил на неё как будто мимолётный взгляд и вновь вперился в книгу. Михаил был из тех людей, что отлично могли симулировать занятость, и всякий, кто бы ни взглянул на него, наверняка остался бы уверен, что сейчас он всецело поглощен изучением содержания страниц своего томика. Хотя на самом деле он боковым зрением (которое отлично развито у тех из нас, кто боится контактов с внешним миром, но не прочь за ним понаблюдать) изучал Её ноги, прикрытые короткой синей юбкой. Присутствие соседки раздражало его и тем, что он вынужден играть, и тем, что она его привлекает, а животные позывы имеют свойство мешать размышлениям. Да, его размышления требовали лавочки, полностью свободной от людей (особенно – симпатичных девушек!), чтобы он мог лазить в своей книжке, выдёргивать оттуда наиболее остроумные сентенции и потом крутить головой по сторонам, представляя, как воспроизводит их в кругу своих знакомых или как ставит их в свою форумную подпись, повергая собеседников в трепет перед своей мудростью и богатством внутреннего мира. Теперь же его фантазии были жутко стеснены близостью с реальностью. Хотя, в любом случае, неудобства Михаила можно было назвать весьма несущественными по сравнению с тем, что он испытал в ту секунду, когда девушка сказала ему:

    -А знаете, вы ведь даже не человек.
    Такое неожиданное заявление застало Михаила врасплох. Мало того, что существо иного пола так прямо с ним заговорило, пропустив обращение, типа “извините…”или “молодой человек…” (а значит, она уже какое-то время его разглядывала, что очень смущало), так ещё и сказанное ей не имело смысла и походило на оскорбление. В голове моментально включилась программа “хамского огораживания”. Вообще Михаил любил вежливые беседы и презрительно смотрел на всех, кто употреблял грубости и был несдержан. По крайней мере, Михаил полагал, что он такой. Но реальность была выкрашена в несколько иные краски.
    -Чего? Вы о чём говорите? – фраза получилось грубовато-тупой, сразу настраивающей на мысль: “говорить подобные вещи мне бесполезно”.
    - Вы – не человек, - с легкостью повторила своё утверждение девушка.
    Михаил захотел сыронизировать в ответ, но ничего не получалось, ибо его собеседница казалась вполне серьёзной, да и её тезис имел под собой какое-то скрытое основание, которое даже в неопределенном состоянии вызывало интуитивные опасения.
    - Ну и почему это? С какой стати я не человек? – он решил оставаться глуповатым грубияном.
    - А вы посмотрите, ведь у вас даже ног нет, - спокойно ответила его соседка по лавочке, прежде чем внимательно посмотреть ему в глаза. К чему это взгляд? Какой реакции она ожидает теперь, когда Михаил введён в ступор сказанным, и его мозг ожесточённо работает, пытаясь уловить иронию, коварную игру, издевательские нотки – ну хоть что-нибудь! Но собеседница как будто просто констатировала факты, совсем без задней мысли.
    - Что вы имеете в виду?
    - Так вы сами посмотрите.
    Ага, а вдруг это подколка, и я буду смотреться идиотом.
    - У меня есть ноги. Девушка, я читаю книгу…
    - Вот именно. Вы сидите в парке, читаете книгу, говорите со мной. А взять и посмотреть себе под ноги не можете. Это довольно печально, вы не думаете?
    -Я-я... послушайте, что вы вообще хотите?
    -Мне просто интересно, зачем вы сидите. Посмотрите вокруг – все идут, одни спешат по делам, другие – отдыхают, но продолжают идти. Вон, глядите - дворник азиатской наружности. Он идёт, в отличие от вас. Вон старушки на лавочках – уже очень долго в пути, жизнь успела порядочно утомить их. Но они идут. Я пришла сюда, я подсела к вам просто чтобы спросить. Как безногий может сделать шаг? Мне было интересно наблюдать за вами, сидящим, пока мир движется и изменяется. Плохо только то, что однажды взглянув на вас, дальше становится скучно. Вы-то всегда один и тот же.
    -Я-я вас не понимаю. Я просто читаю…
    -…не различая текста? Ведь у вас, посмотрите, и глаз-то нет. Слепой читает о мудрости жизни. Извините меня, но вы ходячий анекдот.
    Такое издевательство исполнило Михаила негодованием. Кровь прилила к лицу, пульс забил по вискам. Со словами “Тааак…” он начал вставать.
    - Я не понимаю, что вам нужно, девушка. Я тут сидел. Читал. А теперь вы пришли и несёте какой-то бред! Не нужно меня доставать своим… своим бредом, ладно? И какого чёрта вы на меня смотрели? Я здесь не за этим сижу! Кто вы такая вообще? Я, знаете… я ухожу!
    Вот так неуклюже завершив диспут, Михаил развернулся и быстрым шагом устремился из парка. Убегая от своей новой знакомой, наш герой думал о том, как же неприлично обращаться с такими вот абсурдными речами к сидящим в парке людям. И не просто сидящим – читающим философскую книжку! Даже если она хотела что-то донести, то зачем было начинать так резко, не давая собеседнику шанса прийти в себя, заставая его врасплох! Наверное, на это и был расчёт, наверное, она пристаёт к людям и развлекается тем, что приводит их в конфуз! И что это, чёрт возьми, всё значило? Почему - он не человек? Если бы эта дурацкая речь про то “кто куда идёт” имела хоть малейший смысл, он бы понял её, но грубиянка набросилась на него, не давая шанса сориентироваться. Начни она разговор, как полагается, он определенно ответил бы что-то остроумное, что-то из своего репертуара заученных афоризмов. Возможно, девушка даже смущенно потупила бы взор, признавая, что с таким оппонентом ей не совладать, а он бы подчеркнуто равнодушно отвел глаза, возвращаясь к ничего не несущим строчкам своей писанины. Михаил вдруг понял, что надо вернуться и всё это высказать, а то, кто знает, может она сейчас сидит и от души потешается над ним? Он остановился, набрал в лёгкие воздуха и оглянулся: на лавке никого не было. Только два толстых продолговатых цилиндра, обернутые тёмной материей валялись под лавкой. Куда же делась девушка? Михаил заметно расслабился, поняв, что больше убегать не надо. И что это за цилиндры? Хм, и почему на каждом надето по ботинку? Пару секунд поразмыслив, Михаил с неудовольствием для себя пришёл к заключению о том, что это, должно быть, его собственные ноги. Нахлынули нехорошие чувства. Если девушка была права насчёт ног, а это теперь было очевидно, то может и прочее ей сказанное – правда? И он вовсе не человек? Нет. Быть такого не может! Или может… Впрочем, к нему на ум пришла иная, более практичная мысль: если его ноги там, под лавкой, то и пойти куда-либо он не мог, а значит – он по-прежнему в парке, сидит на своём месте.
    Он захлопнул книгу и положил рядом с собой, на облезлую деревяшку сиденья. Его соседка пристально смотрела на него.
    - Мне жаль. Но вы не можете от этого уйти.
    Он попытался зажмуриться, надеясь, что девушка растает, как призрак. Но глаза не закрывались, потому что их не было.
    - И закрыть глаза на это вы тоже не можете, - комментировала незнакомка его потуги, - Мне вас жалко. Вы совсем извели в себе человеческое. Вы научились мечтать о Походе, не ужасаясь каждый раз тому, что время ему – всегда Завтра, а не Сейчас, не сию минуту. Вечное ненаступление, бесконечная подготовка к тому, чего не случится. Зачем вы замкнули свой путь в такой порочный круг? И ваша книга… Как вы можете искать удовольствия там, где ищут истины? Всё мудрое, что вы сумели запомнить, служит лишь оправданию вашей глупости. Как вы соотносите творческую импотенцию и творчество, созидающее рождение и неспособность созидать? Скажите, вы можете красочно описать то, что видите? Что-нибудь банальное, скажем красоту восходящего солнца или игру света в листьях крон? У вас не хватает сил даже на это, а ведь вы называете себя творцом, Поэтом. И образ человека в вашем исполнении - нечто грубое, схематичное, бессодержательное. Как вы, например, описали меня? “Молодая девушка. Короткая синяя юбка. Симпатичная.” Неужели Это – предел ваших способностей? Да и то, вы боитесь, что где-то ошиблись, что-то упустили. Вы, скажем, не уверены, признайтесь, что девушки носят синие юбки. Почему – синие? Из какого материала? Моден ли этот цвет? Или такая мелочь не имеет значения? Вы оторваны от мира, точнее – оторвали себя и дрейфуете в бесконечность, не различая красок. Вас снедает великая усталость. Тоска по смерти. Вы смотрели на множество вещей в своей жизни, но не можете вспомнить ни одной. Потому что не видели ни одной. И что ужаснее – вы тащите в своё болото других, вы причиняете боль родным, которые уже отчаялись сподвигнуть вас на первый шаг, и не чувствуете стыда, оправдывая это тем, что и счастья вы чувствовать не можете.
    Одни люди учатся, засеивая поля семенами грядущего, ожидая всходов и лелея мечты. Другие - работают, добиваются у жизни уважения и пожинают плоды своих трудов. Одни – взращивают в муках свой талант, оберегая тонкие ростки от ударов непогоды и судьбы. Иные по праву распоряжаются тем, что преподнёс им счастливый случай, ибо счастье – это мера заслуженного. Прочие уходят в горы и наслаждаются свободой от всего человеческого, приближаясь то ли к Богу, то ли к диким животным. А вот вы не делаете ничего, никуда не идёте. Каждый шаг – это источник чудовищной муки, его предваряющей, страха перед жизнью, боль взгляда, обращенного на свет пылающего солнца. Поэтому Вы отворотили от мира взор, забились в тень настоящего, для вас существует вечное Сейчас… Я чувствую к вам жалость. Но презрения вы заслуживаете куда больше.
    - Вы не можете, вы не должны говорить за меня! – Михаил был уверен, что это кошмар, отвратительный сон, самый мерзкий за всё время его дрейфа по океану жизни. Подсознание напустило на него демона несбывшихся надежд в образе миловидной девушки. И теперь демон одолевает его, - кто дал вам право говорить о Моей жизни? Я не давал. У меня ещё всё впереди, ясно? Я уже сейчас многое могу, я заслуживаю уважения…
    - Тогда почему вы не уважаете себя?
    Михаил замялся.
    - С чего вы взяли? И вообще, у меня временные проблемы, духовный кризис! Мне нужно время.
    - Время вам совсем не нужно. Вы бы с радостью остались здесь, в этой секунде и этом мгновении, остались бы навсегда, листали бы свою философскую книжку и упивались тем, что вон тот дворник и те голуби не знают всех этих мудрых сентенций, которые знаете вы. Время нужно тем, кто движется во времени, а вы мечтаете застыть. Стать тенью каменной гряды и раз за разом проходить один и тот же путь, повинуясь потокам солнечных лучей. Но вы ведь понимаете – это невозможно. Вот поэтому – вы не человек.
    - Чёрт, а как насчёт вас? Вот вы кто такая? Я значит – не человек! А вы, девушка? Я даже вашего лица не могу разобрать, да и имени у вас, наверное, нет. Вы взялись из ниоткуда, пришли и упрекаете меня в том, о чём понятия не имеете! И откуда вам знать? Вам, случайной незнакомке? В ваше несуществование поверить гораздо легче, чем в моё! Это вас – нет, это вы – не человек! И никогда им не были! Разве не так!? Девушка?
    Но ответ не последовал. Последние слова он бросал уже в пустоту, и неожиданный порыв ветра унёс их слишком далеко, в сторону каких-то стариков, безмятежно сидящих по своим лавочкам в окружении стаек голубей. Но ни старики, ни голуби его как будто не услышали. И от этого странного равнодушия реальность пошатнулась. Жизнь вдруг показалась ему дорогой, испещренной тысячами выбоин, дорогой, тянущейся на многие мили, каждая из которых предназначалась только для его стопы и приближала час неумолимого исхода. По бокам дороги вкривь и вкось стояли указатели, но все они, хоть и были вкопаны в землю под разными углами, указывали в одну сторону – прямо, и на каждом блистали литеры: FATUM. Когда же он с беспокойством оборотился назад, то не мог разглядеть вообще ничего, кроме всепоглощающей тьмы, безбрежного океана забвения, будто составленного из разложившейся в прах материи, бездарно истраченного и упущенного бытия. Эта картина привела его в такой ужас, что он устремился впёред по дороге в надежде укрыться от наваждения. Но прошлое гналось за ним по пятам. А на небе, окруженные ореолом холодного блеска, мерцали звёзды, и он понял, что если бы умел читать звёздные карты, то, по тем или иным соображениям, пришёл бы к выводу о необходимости идти туда же, куда влечёт его дорога, зовут указатели и толкает тьма. В последнем порыве отчаяния он вспомнил недавний разговор с девушкой. Девушка… парк, строки текста. Всего этого не существовало, всё это было иллюзией, цветастым пологом, прикрывающим безнадёжность и бессмысленность его существования. Пройдут годы, и его глаза разучатся смотреть, а он так и не обретёт слова, способные описать красоту зари и игру света в листьях крон. Пройдут годы, и его ноги перестанут ходить, а он так и не решится сделать первый шаг. Пройдут годы, и его сердце уже не сможет чувствовать. И девушка в короткой синей юбке, последняя, кто понимал его, кто испытывал жалость, кто задавал ему вопросы в призрачной надежде, что он захочет задуматься над ответами, станет символом чего-то далекого, светлого, безвозвратно утерянного. Симулякром счастья. Кошмаром сознания. В конце концов - он перестанет быть человеком, расставшись с жизнью незаметно и безболезненно. Смерть не будет чем-то новым и неожиданным, она станет закономерным завершением того, что началось многие годы назад, того рокового стечения обстоятельств, переплетения жизненных путей и перекрестия человеческих устремлений, которое иные фаталисты зовут не иначе как судьбой. Судьбой всего безысходного, замкнутого в круг существования.

    1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
    « Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

    Яндекс.Метрика