RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · Внутренний город · Храм Искусств Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
 
 Ответ
 Новая тема
 Опрос

> "Лицедей", Вот так бывает после пятых суток без сна
   Сообщение № 1. 27.10.2008, 21:15, Кира Сакуйя пишет:
Кира Сакуйя ( Offline )
Падший Ангел

*
Сочинитель
Сообщений: 677
профиль

Репутация: 45
В принципе, расказ объективно слабый, но интересен с той точки зрения, что писался на шестые сутки "бодрствования" (мой личный рекорд). Литературность и художественность сего "опуса" именно на том самом уровне, на каком они и бывают в такие моменты))
Одна просьба: не бить.
*****
- Кто я такой? - он конвульсивно дернулся, пытаясь освободиться от тех невидимых оков, что держали его в старом, изрядно потрепанном кресле.
- Игрок, - ответ, уже в который раз, пришел сам собою, мгновенно и, что напугало его больше всего - ниоткуда. Голые стены, кое-как оклеенные страницами газет и журналов, старый ковер на полу, напротив - допотопный стол, на котором такой же древний компьютер. На потолке покачивается лампочка на проводе, окон нет...
- Нет! Заткнись!!! Я же сказал, заткнись, скотина!! - заорал он, опять рванувшись вперед, но снова та же невидимая рука удержала его в кресле - вроде бы он не встречал никакого сопротивления, вроде бы тело подчинялось, но... Стоило попытаться подняться - удар незримой силы вновь бросал его назад.
- Отпусти! - голос его дрогнул, взял парой октав ниже. Он даже сам удивился - до этого он говорил звонким, молодым и сильным баритоном, а сейчас глухо и немножко хрипловато пробасил.
- Отпусти... - эхом повторил он, не особо, правда, уже не особо расчитывая на что-то...
- Играй. - опять этот монотонный, пустой, до неприличия бесполый голос...
- Ыыыыыы.... - на одной ноте тянул кто-то далеко, за стеной.
- Ыыыыыы.... - тянул кто-то прямо над ухом... За окном хлопали крылья... Окно! Стоп, вот оно!! Окно! Откуда здесь окно, это же квартира... дерьмо... чья это квартира, я же... Я же помню, я все помню! Нет... Я не понимаю и не помню или просто не знаю еще?
- Ыыыыыы... - он тянет в унисон этим стонам, тянет так еще несколько бесконечно долгих секунд. Ничего. Все та же комната - обшарпанные стены, потолок с обсыпавшейся штукатуркой, старый стол, нет окон... Окон нет?!?
- Кто я? - уже тихо, потухшим голосом, только глаза - темно-синие самоцветы на белом лице - мрачно блестят из-под черных прядей волос.
- Игрок... - так же тихо и отрешенно.
- Игрок? - еще один - хрипло, басом, как-то очень... глухо.
- Игрок! - молодым, жизнерадостным голосом.
- Игрок. - пустым голосом, без интонаций.
Четверо напротив. В таких же допотопных креслах с прорвавшимися пружинами. Один такой красивый... Высокий, стройный, удивительно изящный и от него так и веет чем-то прекрасным, мрачным и... духами, сладкими, почти женскими... Второй в пику первому - блондин - крепыш в кожаной куртке, на лице - улыбка истинного веселья. Третий самый неприятный - грязные волосы, отекшее, серое почти лицо, неухоженные ногти, мятая одежда... Четвертый... Пустой... Похож на первого только еще красивее и одет по-другому, а глаза - просто два бездонных, пустых колодца темноты мерцают на бледном и безучастном лице.
- Кто... я... вы... - он шепчет, глядя на них - они молчат, воздух дрожит, словно в жару...
- Вы... - он замолкает, глядя внимательно на их лица - одинаковые лица, только... только разные прически и глаза...
Лица судей, безмолвные, застывшие. Немигающие взгляды, смех... Звонкими переливами доносится смех...
Внутри колыхнулось что-то старое, болезненное, на глаза навернулись... слезы.
Второй качнулся вперед, едва не упал с кресла, улыбка растянулась на все лицо, глаза радостно вспыхнули лукавыми огоньками. Губы задрожали в беззвучном смехе...
От этого немого веселья отчего-то так... больно... Слезы... кап-кап-кап... Одна сбежала по щеке, оставляя жгучий ручеек, добралась до губ... Как вкусно... Какой знакомый вкус... Кровь? Кровь. Из глаз течет кровь - он не удивился, он привык к этому. Привык? Как это?? Мы же не плачем кровью, мы... Аааа... Кто МЫ?
Второй засмеялся в голос - тявкает гиена - похоже на смех, но вслушавшись понимаешь, что это лишь громкий, горький и безнадежный плачь...
Захотелось подвыть ему... Он снова, сам не понимая почему, попытался встать. Не вышло - опять упал, второй увидел и рассмеялся еще громче. Не злобно, не злорадно, рассмеялся так, как смеются старые друзья - тепло, проникновенно и мягко. Глупо, жалко и простодушно.
Слезы перестали капать... Они просто стали... Исчезать, высыхать... Странно, почему так быстро - успел подумать он.
Зато теперь плакал кровавыми слезами второй. Плакал и отчего-то корчился... Извивался... Пальцы с серебряными кольцами рванулись к золотой шевелюре, рванули клок, другая рука метнулась к лицу...
Было страшно, ему хотелось только одного - закрыть глаза, забыть, исчезнуть, хоть умереть - лишь бы не видеть, как рвет себя на части этот молодой... дурак! Почему именно это слово? Он не знал, просто, захотелось подумать именно так...
А второй уже лежал на полу... Так быстро, наверное, он был силен... Так быстро убил себя...
- Ха-ха-ха... - первый смеется, запрокинув назад голову, выгнув изящную шею, обнажив клыки...
- Я отдавал... отдавал... отдавал!!! - второй сначала шептал, потому сорвался на визг...
Первый ударил - каблуком лакированной туфли.
- А я менял... – от него приятно пахнет лавандой… и еще чем-то… пряным… терпким… фимиамом…
- Скука… - зевает четвертый. Он даже и не знал, какой у него, все же, приятный голос… Тихий, переливчатый и вкрадчивый аккорд, сыгранный на третьей струне…
- Хах… А ну, отдай! – ну вот, наконец, заговорил и третий… Хриплый, низкий бас… Гипертрофированная грубость. Он уже не удивлялся тому, как, оказывается, удивительно легко, он находит определения всем самым характерным чертам каждого из Них.
- Мы… Мы не прощаем тебя, понимаешь? Не прощаем, вот и все. Нельзя поступать так, - ровный, спокойный, уверенный, наполненный каким-то скрытым… страхом? Упованием? Непониманием? Желанием? Отвращением? Голос первого… Наполнен… Болью и страхом…
- За что… За что? – тихо с самых уголков губ срываются хрустальные, отдающие фиолетовой горечью ноты… Падают на старые альбомный листок… А на нем детская, худая, бледная ручка рисует гротескную, искаженную болью, которую неискушенный взрослый может принять за ярость, физиономию.

Танец.
Железо и вино.
Стекло и кровь.
Пыль и слезы…
На белых холстах…
На серых лугах…
На алых губах…
На черных крылах…

Состояние, кажется, стабилизировалось, но мы…

- За то, что ты сделал. За то, что ты выбрал.
- Но… Что… - он осекается на половинке разорванного страшными, заостренными когтями-ятаганами Отчаяния, слова.
- Да… Вот так вот… Ха-ха-ха… - мертвый, неестественный, холодный, надменный смех тяжелым, насквозь пропитавшимся ладаном и фимиамом покрывалом повисает в воздухе…
- Ты… Отвратителен… И жалок… Глупый лицедей…. Я… Ненавижу…
- Ха-ха-х…? – на одной ноте обрывается смех, аккордом взлетает до самого потолка, уплывающего в небо, вопль…
Красавец падает… Затихает…
Четвертый впервые, кажется, улыбнулся…

О нет! Что это? Сделайте же что-нибудь!! Быстрее, несите…

- Почему? Неужели, я…
- О да… - тихий, медный перезвон колокольчиков – смешок четвертого.
- Но…
- Да… А остается совсем то и ничего…
- Он? – тихий, неуверенный кивок на третьего, у того лицо все такое же – безвольное, глупое, мерзкое…
- Сука… Тупая сука! – надрывно кричит третий, с кулаками бросается на него…
- Отвали! Отвали от меня! Иди к черту! Ненавижу! Ненавижу! Не хочу! Не таким как ты!! Ненавижу!! – он не знает, откуда они идут стройными, ровными колонами, откуда маршируют эти солдатики-слова…
- Нет… - тихо, хрипло, сжимаясь, втягивая в плечи голову стонет третий…
- Я… - он только сейчас, кажется, начинает понимать, что сделал ему больно… Очень больно… - Я…
- Нет… Все правильно… - спокойно перебивает его четвертый.
- Все правильно. Ты ведь не хочешь, правда? Не хочешь, чтобы думали так? Не хочешь, чтобы тебя видели таким, правда?
Бессильные рыдания… Слезы… Две капли на одной щеке, две слезы Одного на щеках Четверых...
- Идем. – властный, суровый голос четвертого… - Дай мне руку…
Тихая, последняя слеза… Там, где она, пролетев Рай, Ад, Чистилище и Забвение, ударилась о пожелтевший от старости альбомный листок… На листок, на котором улыбается печальный монстр с пятью лицами…
- Возьми… - он протягивает руку, протягивает ее Ему…

Быстрее! Быстрее! Мы его теряем!!
Быстр… Нет... Мы… Мы его потеряли…


   Сообщение № 2. 5.11.2008, 14:17, Светлый пишет:
Светлый ( Offline )
Мечтатель

*
Знаток
Сообщений: 63
профиль

Репутация: 7
Конструктивная критика, полагаю, не нужна? :)
Учитывая:
Цитата(Кира Сакуйя)
Одна просьба: не бить.

Даже не знаю, что тут можно писать.





   Сообщение № 3. 5.11.2008, 14:20, Кира Сакуйя пишет:
Кира Сакуйя ( Offline )
Падший Ангел

*
Сочинитель
Сообщений: 677
профиль

Репутация: 45
*качает головой* Нашествие каких-то бешенных критиков...
Кстати, вот здесь критика и правда не нужна - этот рассказ я бы мог и сам разнести в пух и прах, однако, как и было сказано, для меня он представляет некоторую ценность.

1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
« Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

Яндекс.Метрика