RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · 
  • Храм Искусств
  • Impossible to feel 2
  • Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
     
     Ответ
     Новая тема
     Опрос

    > Impossible to feel 2, буду выкладывать по мере написания...
       Сообщение № 1. 31.12.2007, 08:55, elf_with_rifle пишет:
    elf_with_rifle ( Offline )
    fallout boy

    *
    Демон
    Сообщений: 1208
    профиль

    Репутация: 43
    Часть 1.
    Пролог.
    - ...Значит, ты хочешь остановить орков?
    - Да.
    - Но ты один.
    - Да, я один.
    - Что ж… Я научу тебя всему, что необходимо. Ты, похоже, и вправду тот самый. Святая Юстина предсказала в древние времена: «Будут миллионы, что истопчут земли чужие. И придёт Один без сердца, что превратит эти миллионы в ничто». Нашему роду было указано ожидать прихода Одного – так мы тебя стали называть. И вот ты явился.
    - Я не уверен, что я – Один.
    - Ты больше не один.

    Эту войну назвали Второй. Не второй Тотальной, а просто Второй.
    В 303 году Гулдур развязал войну против Блока для уничтожения «капиталистической заразы» и «освобождения братского народа Хонгорота». Половина населения Онвинуса погибла под ядерными боеголовками. ГБ воюет с орками, но теряет позиции. Григский Договор пока находится в нейтралитете, но понятно, что если Блок не выдержит, то Гулдур легко сможет нарушить нейтралитет.
    Почему же Герштадтский Блок – двигатель прогресса, содружество богатейших стран – терпит одно поражение за другим в войне?
    Ответ – Sufulaz. Суперсолдаты орков.
    Я был одним из них.

    Глава 1.
    Watch your hands up in the air…
    28 января 303 года.
    Гулдур, недалеко от перевала 17 Гро Одргыза (Великого Хребта – орк.).

    Я был уверен, что сижу у костра в последний раз. Мои товарищи (если их можно назвать так) наверняка считали так же.
    Мы – наёмники. Или были ими. Во всяком случае, у каждого из нас было удостоверение Гильдии.
    Война застала нас на задании. Мы должны были уничтожить нефтяную платформу в океане недалеко от Гулдура. Когда задание было выполнено, оказалось, что возвращаться уже некуда – побережье попало под ядерный удар.
    Выхода не было. И мы прошли больше половины страны с северо-востока на юго-запад, минуя города и сёла, патрули орков…
    Нас было пятеро. А осталось трое.
    Ризир – тёмный эльф – погиб, подвернув ногу при побеге от патруля, который попался нам абсолютно неожиданно.
    Орк Оргаб хотел выйти и сдаться оркам, рассчитывая на помилование. Он держал нас на мушке – и получил пулю в лоб…

    …Дуло пистолета смотрело прямо на меня. Оргаб нехорошо улыбался.
    - Что ты задумал? – спокойно спросил я, поднимая руки.
    - Я сдамся. Я могу рассчитывать на помилование! Я жил в Онвинусе по визе…
    Я не стал спрашивать, как он умудрился в своей чёртовой стране получить визу. Наверняка дал кому-то на лапу не раз.
    - …и являюсь полноправным гражданином Гулдура.
    - А какого хрена ты, придурок, нас на прицеле держишь?! – брызгая слюной, заорал Ги – огромный тролль, до смешного нелепо выглядевший с поднятыми кверху руками. – Тебя не пускает кто-то, что ли?! Иди нахрен к своим корешам!!!
    - Да? – спросил Оргаб. – А кто мне может гарантировать, что я не получу пулю в спину? Вы же прекрасно знаете, что мне придётся вас сдать, и на вас начнут охоту патрули!
    - Оргаб, - начал Гогрот. – Ты же не думаешь, что тебя будут слушать Xavraz (сотрудники гулдурского аналога милиции – орк.)! Они выпишут тебе «приговор 0», и всё! («Приговор 0» - жаргонное название приговора к расстрелу в Гильдии Наёмников – прим. авт.)
    - Ты не понимаешь! – возразил Оргаб. – Ты хоть знаешь, за что дают визы?
    - Понимаю… - ответил Гогрот.
    - Xavraz примут меня как родного, если я сдам вас. Они знают, что некий отряд передвигается по стране, но вреда не наносит, и не хотят ослаблять наблюдение за местностью, отправив в погоню за нами патрули. Но если я раскрою направление ваших передвижений – а я обязательно это сделаю! – то мне выпишут помилование как пить дать.
    - Ты прав, - вдруг хлопнул себя по лбу Гогрот. – Я не хочу умирать!
    - Пошли со мной, Гогрот. Вот увидишь…
    - А пошли! Плевал я на вас! – и орк вправду плюнул в лицо Ги. Тролль зарычал, но заткнулся, когда Оргаб помахал перед его лицом пистолетом.
    - Пошли, брат! Пристрели их обоих! – радостно воскликнул он и бросил Гогроту второй пистолет.
    Как можно было быть таким наивным?
    Гогрот всадил собрату в голову пять патронов. Тот даже не успел ничего понять.
    Ги просто подошёл к орку и пожал ему руку, вытерев перед этим плевок. Я же просто поблагодарил Гогрота. Мне было всё равно, понравилось ему это или нет.
    Мы оставили предателя лежать у костра, сняв с него всё обмундирование и распределив содержимое рюкзака поровну (Ги и так тащил на спине больше любого из нас).

    Я молча слушал спор тролля с орком, сидя у костра и чувствуя усталость, разливающуюся по телу.
    Мы шли с самого утра и до того, как наступила практически непроглядная северная ночь. Всё, чего я сейчас хотел – это хотя бы пару часов сна. Я не был уверен, смогли бы Ги с Гогротом заснуть в ожидании завтрашнего дня.
    Припасов нам хватило бы ещё на три-четыре дня. Однако это не имело значения, так как впереди нас ожидала только смерть. От пули или от голода.
    Впереди лежал перевал, огороженный с обеих сторон колючей проволокой и охранявшийся днём и ночью. Шансов пройти у нас не было.
    Другие перевалы лежали в неделях пешего пути вдоль Гро Одргыза. Никаких селений возле хребта не было, а значит, нге было и надежды на то, чтобы добыть хоть немного еды.
    Обратно идти тоже смысла не было – мы лишь чудом избежали множества патрулей, шныряющих вдоль дороги к перевалу 17. Второй раз нам так повезти не могло.
    Смерть. Она была рядом.

    …Я молчал, так как видел единственный выход – умереть при штурме перевала. Однако спорщики этого, похоже, не понимали.
    - Да пойми ты, Ги, мы можем прорваться, если не тупить, - убеждал тролля и самого себя орк. – Мы же наёмники! Вот скажи мне, сколько раз ты вступал в схватку, пока служил в Гильдии?
    - Э… Раз двадцать, наверное… - подумав, ответил тролль.
    - Ну вот видишь! И я где-то столько же. А эти солдатики только по мишеням стреляют!
    - Ну ладно… Мы-то, положим, прорвёмся… А вирниец? У него же ещё молоко на губах не обсохло.
    - Ну… Побежит за нами и постарается не отставать. Постараешься? – это орк уже ко мне обратился.
    - Ага, - сухо ответил я. – Постараюсь.
    Если я хочу выжить, мне остаётся сделать только одно.
    - Ну вот, Ги! Видишь? Прорвёмся, а если нет, то… - Орк замолчал. Мало кто способен продолжать разговор, когда дуло заряженного пистолета направлено в голову. – Ты сдурел?
    - Какого хре… - начал Ги и заткнулся. Тяжело разговаривать, когда у тебя в мозгу пуля.
    - Ага… Ты решил сдаться? – спросил орк спокойно.
    - Ты прав, - ответил я.
    - Отпусти меня, как тебя…
    - Чежински, - привычно подсказал я.
    - Отпусти. Я тебя не выдам, а ты – меня. Скажу, что ты сбежал. Идёт?
    - Нет.
    Если он выдаст меня, то меня ждёт расстрел. Если же я не оставлю орка в живых, то смогу придумать любую легенду. А когда найдут труп, будет уже поздно.
    Выстрел. Ещё один – контрольный.
    Я бросаю пистолет на труп тролля и иду прямо к перевалу.
    Вот из-за пелены снега проступили очертания колючей проволоки и сторожевой вышки… Вот я уже могу различить часового на этой вышке… Он наставил на меня винтовку и кричит:
    - Стой! Стрелять буду!
    Разумеется, я не слышал его слов из-за шума ветра и не знаю орочьего языка. И, конечно, никто не обучал солдата вирнийскому в ожидании моего прихода.
    Но что ещё может сказать солдат, стоя на посту и увидев чужака?
    Я стою. Я поднимаю руки.

    Глава 2.
    Links 2 3 4
    Где-то на территории Гулдура.

    Я прекратил считать дни, когда мне наконец сняли повязки с головы. Уродливые шрамы, конечно, не исчезли, но помаленьку затягивались.
    По моим ощущениям, после последней операции, когда меня перевели на эту затерянную в горах базу, прошёл год или около того. Целый год изнуряющих тренировок, становящихся всё более изнуряющими с каждым днём. Я уже перестал ощущать усталость – она стала привычным чувством для моего тела, как чувство равновесия для вестибулярного аппарата. Я стал намного сильнее и быстрее большинства представителей наёмников, я улучшил свою выдающуюся меткость до невообразимых пределов, я научился проводить под водой больше семи минут… Я стал машиной для убийства. Почти машиной.
    Я не знаю точно, сколькими чипами начинили моё тело и мозг. Но я знаю, что они ускоряют все мои рефлексы в тысячи раз. Что они увеличивают скорость движения глазного яблока в сотни раз. Что они позволяют мозгу раздавать приказы телу в сотни тысяч, если не в миллионы раз быстрее.
    Разумеется, чипы не работали постоянно. Они включались лишь тогда, когда я сам отдавал такой приказ, или когда мои органы чувств фиксировали опасность.
    И в мой мозг точно вживили чип контроля. Он, как следует из названия, позволял контролировать меня – то есть уничтожить в любой момент. Я не знал, как наступает смерть при активации соответствующей функции чипа. Но знал, что со мной не шутили, когда сообщили об этом. Ещё один чип отвечал за связь с Коммандером.
    Он отдавал нам приказы дистанционно и обладал властью над чипами контроля. Мы никогда не видели его вживую.
    «Мы» - это отряд 7. Я не имел понятия, существуют ли другие отряды Sufulaz (Кодовое название модифицированных солдат, переводится как «игрушки» - прим. авт.). Но инструкторы называли нас именно так.
    Отряд 7 состоял из шести РС. Все мы были военными преступниками, высшая мера для которых была заменена службой в Sufulaz. Я не знал имён товарищей по отряду, а они не имели понятия о моём. У нас были лишь номера.
    Первый – это командир отряда, онв ростом метр девяносто. У него был властный голос, и мы сразу признали его как командира. Он наверняка командовал кем-то (скорее всего, НВФ (незаконное вооружённое формирование – прим. авт.)) до того, как его поймали. Он сразу вызывал чувство уважения и боязни
    Второй – тёмный эльф. Он с самого начала поразил нас своей военной подготовкой – ему сравнительно легко давалось то, что нам было не под силу. Судя по всему, он служил в спецназе или в чём-то подобном. Тэльф (жаргонное название тёмных эльфов, одинаковое для любого языка – прим. авт.) был довольно общителен и никогда не отказывался помочь товарищу на тренировках (а мы практически всё время проводили, тренируясь, и отдыхали по шесть часов в день).
    Третий – это ящер. Он ничем особенным не отличался (для меня все ящеры похожи, как и для практически любого не-ящера). Наверное, состоял в какой-то банде до поимки. Этот ящер был в состоянии поддержать любой разговор и всегда соглашался с мнением товарищей.
    Четвёртый – это я.
    Пятый – онв, носивший очки какое-то время, пока ему не выписали линзы. Понятия не имею, в чём он провинился перед Гулдуром. Мы думали, что он умрёт на первых тренировках… Однако он быстро приобрёл форму и сейчас практически не отличался по военной подготовке ни от одного из нас. Как и практически любой очкарик, он обладал недюжинными знаниями. Пятый был скромным и не привлекающим всеобщего внимания человеком.
    Шестой – эльф. Он был лучшим стрелком в отряде, обладал молчаливой и скрытной натурой (мы это сразу поняли, хотя скрывать на базе, где за тобой следят сотни камер, нечего).

       Сообщение № 2. 12.1.2008, 12:12, elf_with_rifle пишет:
    elf_with_rifle ( Offline )
    fallout boy

    *
    Демон
    Сообщений: 1208
    профиль

    Репутация: 43

    Не буду описывать, как тяжело дался мне этот год. Скажу только, что засыпали мы частенько не раздеваясь и даже не снимая ботинок, хотя вся одежда была пропитана потом и кровью. Каждый день мы получали новое обмундирование.
    Также нам вбивали разнообразные знания о тактике и стратегии боя. Судя по всему, эксперты изучали бои предыдущих отрядов и на их основе составляли специальную программу обучения Sufulaz. Вот в чём были отличия.
    Во-первых, у нас не было командира. Мы все были равны и незаменимы при атаке, хотя Первый и имел больший авторитет, чем любой другой из нас.
    Во-вторых, тактика наша была основана не на командных действиях, а на воздействии каждого солдата на врага. Наши возможности значительно превосходили возможности противника.
    Ну и, конечно, было множество других, более мелких отличий…
    Вообще, насколько мне было известно, Sufulaz набирали исключительно из военных преступников. Ну, или из добровольцев (хотя я не уверен, что нашлись бы такие орки, которые согласились бы на то, что их тела напичкают разным железом).
    И вот тренировки закончились, и мы дали первый бой.

    Однажды нас просто загнали в фургоны (каждого – в отдельную машину), а высадили уже где-то на юге Гулдура. Еду в ходе поездки подавали через специальное окошко, и мы ехали так три дня.
    Однако из речи Коммандера по вживлённому наушнику я понял – мы отнюдь не в Гулдуре.
    - Солдаты! Близится час битвы! Вы все дали клятву верности Гулдуру, когда подписывали Соглашение, и наступает время испытать вас в деле (Соглашение – документ, подписываемый военным преступником, пойманным гулдурскими службами и изъявившим согласие вступить в ряды Sufulaz). В лесу неподалёку укрепилась банда орков-мятежников. Мы не знаем точного их числа (орков 10-20) и не можем дать подробные карты…
    Я знал, что, будь мы обычными солдатами, исполнение данного поручения было бы равносильно самоубийству. Но наши способности давали нам шанс выжить…

    Мы бежали по лесу. Цепью.
    Я не видел товарищей из-за стволов осин и берёз, которые уже обронили листву, но я слышал звуки их шагов, приглушённые опавшей листвой.
    Так прошло уже минут десять, но я до сих пор не запыхался, а ноги не чувствовали усталости.
    Вдруг краски окружающего мира немного поблекли, время невыносимо замедлилось… И я увидел её. Смерть.
    Смерть представляла собой пулю. Она приближалась ко мне со скоростью… Наверное, огромной. Не знаю. Но сейчас мне казалось, что она летела со скоростью бегущего человека.
    Я упал на землю вперёд и немного вбок, проехав немного по листве. Тут до меня донёсся звук выстрела.
    Пуля прошла мимо. Время снова пришло в норму.
    Я выдохнул и, не теряя времени, укрылся за стволом. Не имело смысла оповещать товарищей – сложно не услышать выстрела из винтовки Jagler97 (jagler – лесник в пер. с онв.).
    Бой начался.
    Я принудительно включил систему чипов и высунулся из-за дерева (время, потраченное на это, показалось мне вечностью).
    Я заметил орка в красной повязке. Похоже, это были мои старые знакомые…
    Я совмещаю красную точку коллиматорного прицела моей GzBa и глаз орка. Мои руки не дрожат. Абсолютно.
    Я жму на курок.
    Я вижу, как пуля вылетает из ствола, как она пробивает орку лоб, как брызжет кровь из раны…
    Время ускоряется, но пока не приходит в норму. Я вижу, как орк падает замертво, выронив Jagler… И вижу ещё троих орков.
    Я ещё немного ускоряю время, прикрываясь деревьями, приближаюсь. Раздаётся выстрел… Ещё один… Позволяю себе высунуться из-за дерева.
    Двое орков лежали на земле. Мёртвые.
    Третьего нет.
    Ещё несколько быстрых пробежек от дерева к дереву… Раздаются выстрелы вокруг… Биение сердца становится немного медленнее…
    Я выбегаю на поляну и вижу вход в землянку. Ствол GzBa мгновенно уставился в эту дыру. Я же оглядываю окрестности.
    Никого.
    Мои товарищи появляются на поляне. Первый, нахмурившись, оглядывает окрестности. Второй вышел из-за деревьев, вытирая штык GzBa рукой в перчатке. Остальные появились вместе.
    - Так! Встаём вокруг дыры, держим на прицеле! Четвёртый, Пятый, Шестой – следить за деревьями! – командует Первый.
    Мы окружаем вход в землянку.
    - Второй! Сколько?
    - Трое.
    - Третий?
    - Двое.
    - Четвёртый?
    - Один.
    - Пятый?
    - Двоих.
    - Шестой?
    - Четверых, - хмуро сказал эльф.
    - Так… У меня двое… И того четырнадцать… В землянке наверняка кто-то есть!
    - Она наверняка тут не одна, - предположил я. – В землянке могут разместиться человек пять-шесть максимум.
    - Так! Второй, Третий, Четвёртый – прочесать лес поблизости! Пятый – КК в землянку!
    Пятый снял с пояса KK (Kranad Krangarr – оглушающая граната – пер. с орк.) швырнул её в землянку. Раздался взрыв и сдавленный крик.
    - Четвёртый – первым в землянку!
    Я рванулся с места, прыгнул в дыру, в прыжке замедлив время до максимума. До приземления прошла минута или около того (по крайней мере, мне так показалось). Оказавшись под землёй, я увидел лежащего орка с расшибленной головой и услышал, как щёлкает предохранитель сзади.
    Я мгновенно прыгнул в сторону и развернулся. Враг изрешетил то место, куда я приземлился, очередями из АИ. Повязка спала ему на глаза, но он этого не видел – его ослепила граната.
    Я выстрелил ему в руки. Три раза – чтобы наверняка.
    Орк выронил автомат и упал на пол, рыча от боли. Я подбежал к нему и развернул лицом к себе. Похоже, он уже прозрел, так как пытался одной рукой убрать повязку (другой он попытался ударить меня, но я мгновенно схватил её – послышался жуткий крик).
    - СКОЛЬКО ВАС?! – проорал я и , не дожидаясь ответа, двинул ему прикладом в лоб. Он ударился о пол землянки. Брызнула кровь. Тем временем спрыгнул Первый, оценил обстановку и прикончил того орка, что вырубился.
    Я ударил ещё два раза, чуть слабее, чтобы не лишить сознания. Затем отошёл и нацелил ствол ему в голову.
    - Первый, поправь ему повязку, чтоб он видел, что на прицеле.
    Онв с любезной улыбкой сдёрнул повязку с головы орка.
    - Сколько вас? – уже спокойно спросил я.
    - Сем… Семнадцать… - простонал он.
    - Точно? – спросил я и выстрелил в пол рядом с его головой.
    - Да, да!!! – он поспешно закивал головой.
    - Да не врёт он, Четвёртый.
    - Понятно, - ответил я и вышиб орку мозги, пинком отправив мёртвое уже тело в угол помещения.

    Последний орк решил стать смертником и с воплем выбежал из-за деревьев с автоматом, зацепив Пятого за ногу. Второй среагировал мгновенно и отправил врага на тот свет.
    Мы вернулись обратно и опять расселись по фургонам. Нас снова повезли неведомо куда.

    Пока Пятый залечивал ногу, я и остальные выполняли то, для чего нас напичкали техникой.
    Мы всегда находились в авангарде атаки гулдурцев, и принимали самые тяжёлые удары. После каждого боя я ощущал просто нечеловеческую усталость и мог проспать в фургоне двенадцать часов кряду, как и остальные.
    И всё чаще во сне ко мне приходил Мироходец.
    Я знал, что это были всего лишь сны, но, увидев его лицо, просыпался в холодном поту. Я не мог забыть то, что произошло возле упавшего самолёта. Не мог забыть слова Мироходца: «Сегодня случится Невозможное». И всё чаще ко мне приходило предчувствие того, что мне предназначено нечто большее, чем участь суперсолдата.
    А тем временем Гулдур захватил ДСМ и Островное Ящерство, Торвин-Хад, Истопоннес и Эйхам… Договор уже был втянут в войну.
    Погибли Первый и Шестой. Я чувствовал, что когда-нибудь и меня постигнет та же участь…

    Глава 3.
    Runaway.
    Прошло уже месяца два, как наш Отряд участвовал в войне.
    Нам уже разрешили свободно перемещаться по лагерю войск, разрешили даже носить табельные пистолеты. Конечно, ведь орки были уверены, что мы не сбежим.
    И всё же постоянно обдумывал план побега. В моей голове возникали и исчезали десятки планов и разбивались о непреодолимое препятствие.
    Чип контроля. Стоит мне сделать попытку к бегству, исчезнуть с радаров Коммандера – и он нажмёт красную кнопку, которая испепелит мой мозг…
    Такие вот мрачные фантазии. Разумеется, я не знал, как будет действовать Коммандер.
    Итак, мне мешает чип контроля. Значит, я должен от него избавиться.
    И тут же все мои мысли и расчёты побега сложились воедино. У меня появился план. Только бы всё сложилось удачно…

    - Войдите, - донеслось из-за двери.
    Я прошёл в фургон доктора Горжарра. Сие транспортное средство было оборудовано по последнему слову техники: в углу стояла кушетка, рядом примостился компактный рентгеновский аппарат, полстены занимал стеллаж с разнообразными шприцами, скальпелями и прочими врачебными принадлежностями. За столом сидел низкорослый орк в белом халате и делал какие-то записи в своём журнале.
    - Здравствуйте, доктор.
    - Приветствую…- он поднял голову. Я рассмотрел лицо орка – морщины избороздили его, взгляд карих глаз был очень усталым. - Э…
    - Семь-четыре.
    - О… Что беспокоит?
    - У меня боли в животе, - пожаловался я. – Уже с неделю, наверное.
    - Хм… Присядьте на кушетку. Какого характера боли?
    Он не поднялся со стула.
    Я прошёл за его спину, направляясь к кушетке. Оказавшись вне поля его зрения, я выхватил пистолет и направил ствол доктору в затылок.
    Горжарр услышал щелчок предохранителя и обернулся.
    - Что вы…
    Я напрягся и передал ему телепатически: «Молчите, или я вас убью. Мне нечего терять. Просто отвечайте на мои вопросы».
    Коммандер или кто-то другой наверняка прослушивал меня через вживлённый наушник.
    Доктор раскрыл рот от удивления.
    - Извините, доктор. Колет как-то внизу живота. Я думал, само пройдёт…
    «Отвечайте!!!»
    - Давайте я вас осмотрю, - дрогнувшим голосом предложил доктор.
    - Давайте.
    «Найди где-нибудь листок и отвечай на телепатические вопросы письменно».
    Доктор замешкался. Я сильно ткнул стволом ему в голову.
    «Быстрее».
    Орк вытащил тетрадь из ящика стола и написал:
    «Чего вы от меня хотите?»
    «Что ты знаешь о моих чипах?»
    «У вас много чипов. Конкретней.»
    «Чип контроля».
    «Это нечто вроде радиомаяка. Если вы исчезнете с радаров, Коммандер активирует его функцию контроля.»
    «Я знаю. И что случится?»
    «Вашу голову порвёт на куски.»
    «Ты можешь его вытащить?»
    «Не думаю.»
    «У тебя есть семья?»
    «Да.»
    «Жить хочешь?»
    «Да.»
    «Вытащи чип, или умрёшь. Хотя бы попытайся».
    «Я могу попробовать. Это будет сложная операция, требующая трепанации черепа.»
    «Скажешь, что у меня был осколок в голове. Проверять никто не будет.»
    «Прямо сейчас?»
    «А ты сможешь сделать так, чтобы он какое-то время был при мне?»
    «Положите в карман, и всё. На радаре это будет незаметно.»
    «А ты сможешь что-нибудь сделать с наушником?»
    «Если я его вытащу, то это увидит Коммандер. Связь прервётся.»
    «Ладно, начинай. Скажи что-нибудь.»
    Доктор подумал несколько секунд и произнёс:
    - По-моему, у вас аппендицит… Пройдёмте к рентгену…

    Наступила ночь. Я лежал в спальном мешке в общей для всего Отряда палатке. Под узлом из одежды, служившем мне подушкой, лежал чип контроля.
    Он представлял собой крохотный шарик, похожий на ежа из-за отходящих во все стороны трубочек и проводков. Доктор был мастером своего дела, если сумел практически в полевых условиях сделать подобное. Я был уверен, что он ни слова не скажет о содеянном – в этом случае его, как и меня, ждала незавидная участь.
    Но это уже не имело значения. Сегодня я должен был сбежать.
    Мне было известно направление патрулирования всех часовых – я сам прошлой ночью нёс вахту. Я вполне мог избежать глаз солдат.
    Но надо было ещё ускользнуть от товарищей. Мы все спали очень чутко, просыпаясь от малейшего шороха – срабатывали чипы.
    Я разрешил ситуацию классическим способом.
    Проснулся Второй.
    - Четвёртый? Ты куда?
    - В туалет.
    - Чего одеваешься? Тут баб нету, на улице плюс тридцать два…
    - А я мёрзну.
    - Давай иди уже, блин! – пробурчал Второй, лёг на другой бок и захрапел как ни в чём ни бывало.
    Больше никто не проснулся.
    Я тихо вытащил свой пистолет (кстати, онвский Punkelst, отличное оружие) и положил в кобуру. Буду надеяться, что Коммандер не услышит меня раньше времени.
    Я бросил чип в кусты и пошёл прочь.

    Часовых я обошёл спокойно. Мои чипы позволяли мне среагировать раньше орков и укрыться от их взглядов.
    Как только я миновал последнего врага, то побежал.
    До ближайшего города – Шшамеса - оставалось двадцать километров. Шшамес был следующей целью армии.

    1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
    « Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

    Яндекс.Метрика